Rambler's Top100

Интересное о недвижимости и не только



Увидеть Бога



Вызвать Дьявола мне в конце концов удалось. Конечно, потребовалось время на тренировку правильного произношения абракадабры. Пришлось поискать тех, кто смог подсказать, как правильно всю эту галиматью на древнем языке читать. Сколько профессуры я замучил расспросами, прежде чем добился результата… вспомнишь – вздрогнешь.
Никаких человеческих жертв, крови младенца или свечей из человеческого жира, никакого осквернения могил и тому подобной бесовщины не требовалось. Пентаграмма, ряд символов, пять свечей по углам и заклинание на смеси коптского, эламского, хеттского и ещё чёрт его знает каких языков. У знающих людей глаза на лоб лезли. Перевести толком так никто и не смог, но мне этого и не требовалось. Главным для меня было правильное звучание.

Вопреки ожиданиям, Дьявол не возник в центре пентаграммы из языков пламени или клубов дыма. Спецэффектов вообще не было. Даже пламя свечей не дёрнулось, как обычно показывают в кино. Лишь только я закончил тщательно заученную формулу на языколомательном и давно неиспользуемом людьми наречии, как в дверь моей квартирки кто-то позвонил.
— Твою-то мммать… — я решил, что опять потерпел неудачу и придётся снова искать ошибки.

В подлинности заклинания я не сомневался. Конечно, я допускал, что окончательно сошёл с ума, но только благодаря надежде на встречу с Дьяволом я и жил до сих пор. Больше уже было незачем.
После смерти Маши и Егорки…

Мои жена и сын погибли в автокатастрофе. Пьяный урод на Круизёре вылетел на встречную полосу. Лоб в лоб. От машины Маши не осталось ни одной целой детали, включая задний бампер. Врачи сказали, что моя семья погибла мгновенно. Не мучились.
Я тоже умер. Вместе с ними. Прежнего меня больше не было.
А этот пьяный скот выжил. Его посадили быстро и качественно. Я нашёл людей, через которых достал его в тюрьме. Но это не вернуло мне семью. Известие о том, что он удавился, даже ничего во мне не ковырнуло. Издох и хрен с ним.

Время для меня остановилось. Смотрел семейные видеозаписи по кругу. Листал фотоальбомы. Пил. Бесился от сочувствующих рож и соболезнующих голосов в телефоне. Даже разбил несколько трубок. Вообще первое время после похорон помню смутно. Блуждание по реальности в пелене горя и тумане бессильной ярости.
От отчаянья пошёл по всяким бабкам и разномастным шарлатанам-вызывателям духов и прочим мошенникам.

В итоге неожиданно позвонил Гвоздь. Как оказалось, он осел в Омске. Я не видел его аж с 98-го, если не 7-го. Как разбежались, так и не видел. Вот он-то мне эту идею с вызовом Дьявола и сосватал. Точнее продал.
Вышло так, что до него дошли слухи о моём горе. Общих знакомых, кто избежал поездки на кладбище и в места не столь отдалённые, оказалось достаточно для того, чтобы ему слили информацию о моей поехавшей крыше. Гвоздь никогда не упускал шанса нажиться за чужой счёт. Чуйка у него – дай бог каждому.
Гвоздь прилетел ко мне в Питер и… рассказал о том, что продал душу Дьяволу. Я, конечно, не поверил. Я вообще в чертовщину никогда не верил, а уж после того как пообщался с местными магистрами колдовства и вовсе руки чесались разрядить им в пузо обойму – две. Однако Гвоздь сумел меня убедить. Он напомнил мне сколько раз остался жив буквально благодаря чуду. Даже рубашку снял. Я насчитал 16 дыр в его шкуре. Половина из них напротив жизненно важных органов. Печень, сердце. Это вам не хрустальный шар и немигающий взгляд клиента психушки, отпущенного по ошибке на вольные хлеба. Сердце вообще должно было быть порвано минимум раза два. Однако никаких видимых последствий от старых ран кроме шрамов я не заметил. Наоборот. Мне даже показалось, что он ни капли не состарился. Меня вот разнесло за эти десять лет. И брюхо появилось, и рожа оплыла, а он как был стройным, так и остался. Сложилось ощущение, что он прибыл на машине времени прямиком из 90-х, а не на самолёте прилетел. Ни седины, ни залысин. Как выглядел тогда на тридцатник, так и сейчас смотрелся заматеревшим, но ещё сохранившим юношескую гибкость хищником.
Гвоздь объяснил все эти чудеса именно сделкой с Дьяволом.

Я поверил. Хотел поверить и поверил.
Пришлось отдать ему всё, что имел. Бизнес, две квартиры…словом ВСЁ.
Он хотел и эту халупу, оставшуюся мне ещё от бабки, отмести, но я упёрся. Гвоздь сделал вид, что согласился и отдал мне всю необходимую информацию по вызову Дьявола. Сука. Всю, кроме правильного произношения формулы заклинания.
Когда я понял, что Гвоздь меня кинул, метаться было поздно.
Так он и сказал мне по телефону:
— Отдал бы всё, уже разговаривал бы сам знаешь с кем. Пожадничал – теперь побегай. Сам найди правильное звучание заклинания и всё у тебя получится. Попробуешь приблизиться ко мне – убью. Не звони мне больше.
И бросил трубку, скот.

Искать его и мстить было бессмысленно. Во-первых на это не было средств, а во-вторых… Во-вторых я очень хорошо помнил сколько раз его хотели замочить куда более серьёзные и подготовленные люди. Гвоздя мне было не достать, и я отложил этот вопрос до лучших времён, скрепя сердце.

Слава богу, я жил не в Мухосранске. Культурная столица как-никак. Найти понимающих древние закорючки людей удалось довольно быстро. Объяснить им, что меня интересует звучание, а не содержание было сложнее. Впрочем, по поводу содержания они итак в один голос заявляли, что это бессмыслица. Но мне было плевать. Я был одержим идеей поговорить с Дьяволом, и гнал от себя мысли о том, что Гвоздь меня просто швырнул по всем статьям.

Всё это, включая неудачные попытки вызова, было уже в прошлом. Я решил было, что и эта оказалась сорвавшейся. Сплюнув и мысленно матеря Гвоздя, поплёлся открывать дверь.

— Кто там? – в глазок никогда не смотрю – привычка. Слишком опасно это было когда-то. Да так и въелось. Я и напротив двери никогда не становлюсь. Всегда сбоку. Перестраховщик, но так уж привык.
— Гости – голос был девичий.
— Какие гости? Я никого не жду! – никаких девок я действительно не ждал. Мне уже давно было не до них.
— Колобок, открывай, считай, что я от Гвоздя.
Вот так. Сказать, что я удивился – ничего не сказать. Мою детскую погонялку «Колобок» нынче мало кто знал. Я её давно поменял на приличную кликуху «Кол», а последнее время, и вовсе был для всех — Николаем Юрьевичем.
Как бы там ни было – открыл. Да и что мне терять-то?

На пороге стояла девушка лет двадцати. Короткая стрижка – каре. Черноволосая как смоль. Такие же угольно-чёрные глаза. Шикарная, прямо таки голливудски белозубая улыбка. Ямочки. Красавица, одним словом. И фигурка – что надо. Короткая юбка подчёркивала длинные стройные ножки.
« Похоже в чулках… Вот это Ляля!» — подумалось мне.
— Ну, может, дашь войти, раз звал? – Девчонка сделала шаг вперёд, бесцеремонно отодвинув меня в сторону и, уже проходя в комнату, добавила – Я не Ляля. Зови меня… впрочем, какая разница? — разуваться она не стала. Подошла к пентаграмме, начерченной прямо на полу, хмыкнула и повернулась ко мне – Ты ведь знаешь кто я?
Я так и стоял на пороге своей квартиры не в силах что-либо сказать.
«Получилось? Не может быть!!»
— Коля, не стой столбом! Закрой дверь и иди сюда. Будем договариваться, раз уж вызвал. Я не собираюсь торчать в твоей конуре вечность, пока ты приходишь в себя.
— Ты… Вы…
«К чёрту вежливость!»
— Ты Дьявол? — этот идиотский вопрос дался мне с огромным трудом.
Она разочарованно выдохнула, опустив плечи и склонив голову вправо. Потом согнула левую руку в локте, ладонью вверх, и резко сложила пальцы в кулак. Дверь за моей спиной громко хлопнула, закрываясь, как в дешёвых фильмах ужасов, когда жертва забирается в подвал, трясясь от ужаса и любопытства. Замок три раза щелкнул, надёжно запирая меня вместе с ней в квартире. Сам.
— Такой демонстрации достаточно или мне тебя попугать для вразумления?
— Эээ… но я думал…чёрт – мямлей никогда не был, а тут просто потерялся. Ступор какой-то. Видимо я всё же сошёл с ума, раз только теперь понял, что не верил до сих пор в Дьявола. Не верил, но всё отдал за надежду вызвать его. Её?
Девчонка рассмеялась. Смеялась она задорно и мелодично. И уж точно не зловеще или неприятно.
— Чёрт? Коля, Коля… Да. Я и есть Люцифер. Ещё люди зовут меня Дьяволом, Сатаной… да много у меня имён, все перечислять устану. Но сути это не меняет Я тот самый ангел, который посчитал создание вас божьей ошибкой. И до сих пор так считаю.
— Но я думал, что Дьявол выглядит…. ну…не так.
— А как? – Гостья перестала улыбаться и прямо на моих глазах черты её лица, одежда и фигура начали меняться. Через секунду передо мной стоял Аль Пачино – по-твоему, я должен выглядеть вот так?
Когда-то мне понравился фильм «Адвокат Дьявола» где роль Дьявола играл Аль Пачино. Видимо подсознательно я ожидал именно такого внешнего вида Сатаны, потому что эта метаморфоза меня окончательно успокоила. Я пошёл к нему в комнату.
— Да… наверное. Так лучше.
— Лучше кому? Знаешь ли, я с твоего позволения, всё же буду выглядеть так, как нравится мне – Аль Пачино опять превратился в давешнюю Гостью – или ты возражаешь? – она вопросительно изогнула бровь.
— Да мне собственно…
«Плевать»
— Ну и отлично. Давай к делу. Зачем звал, Коля?
«Вот оно!!»
— Жена и сын. – выдохнул я.
Момент истины. Я не хотел без них жить. Вплоть до того, что поверил в вызовы Дьявола. Вплоть до самоубийства. Они были для меня всем. Смыслом жизни. Не бизнес и квартиры, не статус и деньги, а они. Маша и Егорка. И понял я это, лишь потеряв их. Ради шанса вернуть их я готов был отдать больше чем имущество. Душу… жизнь если надо. Только бы они жили дальше. Только бы…
— Ты хочешь, чтобы я вернула тебе семью?
— Да. Живыми и здоровыми, Как до аварии.
Гостья разочарованно хмыкнула и отрицательно покачала головой. На её личике отразился мой приговор.
«Нет??»
— Коля, это невозможно. Умерших можно поднять, подчинить, заставить работать или воевать, но душу в них уже не вложишь. Так уж устроено всё. Богом. Когда люди умирают, их души переселяются во вновь рождённых. И их не вернуть. Не отыскать.
— Но как же так? Ты хочешь сказать, что не можешь?
— Извини, Коля, не тебе менять мироустройство. Все претензии к Богу. Мне тоже всё это не понравилось, если тебя это утешит.
— Да в гробу я видал эти утешения! Мне нужна моя семья! Хочешь мою душу – гони мне мою семью!
— Я уже сказала, это невозможно. Проси что-нибудь другое. – Гостья в отличии от меня голос не повышала.
— Другое? – от отказа мне просто сорвало крышу. Столько отдать, чтобы услышать «нет»? – ДРУГОЕ?? Да не надо мне другое!!! Мне нужны мои Маша и Егорка!!! Понимаешь? Ты!!! – я орал на Дьявола в образе девчушки совсем потеряв берега. Мир окончательно рухнул. Я сделал невозможное – вызвал Дьявола! Я сошёл с ума, но верил, что он поможет. Точнее я чокнулся, когда вообще поверил в него. И с того момента жил единственной призрачной надеждой, которую у меня только что отобрали.
— Коля, не кричи. Утомляешь – Гостья подняла правую руку ладонью ко мне и собрала пальцы в щепоть на манер закрывающегося птичьего клюва.
Хоп – и мой рот самопроизвольно закрылся, сводя на нет рвущиеся вопли негодования. Я ещё что-то гневно мычал по инерции, но уже нечленораздельно и бессмысленно.
— Повторяю для тупых. Я не могу воскрешать мертвецов так, как это нужно тебе. Если хочешь, могу подарить тебе общество двух послушных зомби. Но не советую. Они всё равно сгниют довольно быстро и хлопот с ними уйма. Запах, например. Придумай другое желание.
«Да нахера мне другое желание, ты, сука? Ты чо? Не понимаешь?» — орать я теперь мог только у себя в голове. Рот оставался по-прежнему закрытым.
— Да уж… ситуаааация – протянула в задумчивости Гостья и нахмурилась – ты, Коля, успокойся. Давай теперь думать. У меня нет понятия «ложный вызов». Раз ты меня вызвал, то сделке быть однозначно. Формула заклинания составлена из частей Первого Слова. Слыхал о таком? И теперь, как не крути, тебе придётся что-нибудь пожелать. Я не могу теперь взять и уйти. Мы связаны формулировкой вызова. Да. Я не могу возвращать умерших, но я могу многое другое. Богатство. Долголетие. Неуязвимость. Удача во всех начинаниях. Почти все, что может прийти тебе в голову, поверь, у меня огромный опыт в этом деле. Подумай! – она опять улыбнулась – тебе ведь понравилось это тело? – Гостья эротично провела по себе руками – Хочешь такую жену? Не изменит, не предаст… не умрёт раньше тебя. Это я тебе гарантирую. Нарожает тебе кучу детишек – столько сколько нужно. Она будет любить тебя всю твою жизнь. А осталось тебе – Гостья прищурилась – 31 год и семь месяцев. В качестве бонуса могу предложить ещё лет пять, но с парой серьёзных болячек. Или укоротить годика на два отпущенный тебе срок, зато награжу хорошим здоровьем до самого конца. Как тебе такой вариант?
« Совсем ёбнулась? Нахуй мне какие-то варианты? Мне нужны мои Маша и Егор!»
— А ты не торопись отказываться, Коля. Ведь то, что я тебе предлагаю, это семья ничем не хуже той, что ты потерял. Крепкая семья и любовь на всю жизнь. Клин клином вышибают, слыхал про такое? Через пару лет, качая на руках своего ребенка, ты и думать забудешь о прежней семье. Они станут грустным воспоминанием. Не более. Боль пройдёт. Ты проживёшь счастливую жизнь. Увидишь, как поднимутся твои дети, проводишь в школу внуков. Подумай, чем тебе не вариант?
« Нет! НЕТ!!! Красивая сучка… в постели небось сказка… я уже чёрти сколько без бабы… НО ЭТО НЕ МОЯ МАША!!!… эта моложе и… красивее? Да зачем она мне? Я хочу своих Машу и Егорку назад. Боже…»
У меня началась истерика. Я обхватил руками голову и сел прямо там, где стоял. Мысли бессвязными обрывками нарушая логическое построение, разбежались в разные стороны. Вместо них навалилась острая жалость к себе. К тому, что прежняя жизнь кончилась. К тому, что ничего уже не изменить. К тому, что менять ничего и не хочется.
Слёзы!
Когда-то, теряя друзей, я думал, что разучился плакать. Оказался не прав. Слёзы вернулись с потерей семьи, и, как я думал, высохли окончательно. Последнее время я уже вообще ничего не чувствовал, будучи одержим одной лишь мыслью – вызвать Дьявола или хоть кого-нибудь, лишь бы всё исправить. Но вся моя затея потерпела крах, поставив точку на прежней жизни. И вот на тебе – опять разревелся, как пятилетний. Плакал молча. Кажется, раскачивался при этом из стороны в сторону. Рот так и не открывался, но меня это мало волновало. Похоже, что я даже выл как мог. Сложно описать истерику изнутри. Это хаос из обрывков мыслей и чувств, которые болят гораздо сильнее, чем может болеть тело.
Слёзы бессилия катились по моим небритым щекам. Я просто умирал от жалости к себе. От рухнувшей надежды, с уходом которой внутри уже ничего не осталось. Пустота.

Продолжение...

Это интересно! Фото коттеджей